Search

Рубрики блога

ЗА ТРИ МОРЯ… В АРГЕНТИНУ НА ОХОТУ

Содержание

Прошло уже несколько месяцев, первые впечатления улеглись, а в памяти постоянно всплывают картины путешествия в Аргентину. В этом году в поисках «своей» охоты я проехал довольно много стран — это и Камерун, и Южная Африка, и Австрия, и Иран, а также страны ближнего зарубежья — Белоруссия, Таджикистан. Но Аргентина — это было просто круто. Может быть, потому, что это — Южная Америка, в которой я до этого ни разу не был. Может, потому, что там весьма своеобразный, отличный от других мест, животный мир, в котором причудливо перемешались эндемики — пума, капибара, четырехрогий баран, завезенные из Европы и расплодившиеся кабан, лань, благородный олень, муфлон, а также азиатские водный буйвол, гарна, ряд оленей.
Еще один плюс — никаких экзотических болезней и, соответственно, прививок; «наша», т. е. вполне привычная погода (забегая вперед скажу, что все время меня не покидало ощущение, что нахожусь я не в аргентинской провинции с экзотическим названием Ла-Пампа, а в Барабинских степях родной Новосибирской области — такие же просторы и лесные сопки, только дороги и посадки поаккуратнее). А теперь еще и виз не надо.
Готовиться мы начали заранее, но из-за различных жизненных нестыковок упустили, на мой взгляд, самые лучшие сроки охоты — конец марта–начало апреля, когда там рев благородного оленя — и вылетели только в первых числах мая.
Свое оружие мы брать побоялись: любая стыковка сегодня — это высокий шанс его лишиться если не навсегда, то по крайней мере на время и устроить себе нервотрепку вместо охоты.
Решение было правильным — принимающая сторона располагала широким ассортиментом карабинов разных производителей и калибров. Дальномер не пригодился, т. к. стрельба велась на расстоянии максимум 150-200 м. А вот бинокль абсолютно необходим. Шляпа с широкими полями оказалась без надобности — не было яркого солнца. Что бы я рекомендовал захватить с собой из неочевидных вещей тем, кто последует за нами, — это легкие перчатки для голубиной охоты (обжигаешь руки о раскаляющийся от непрерывной стрельбы ствол) и наколенники (пришлось долго подползать к оленям на коленях). Из обуви лучше берцы или высокие ботинки. Не помешает спутниковый телефон — устойчивой сотовой связи на базе и в угодьях нет.
700 с лишним км от Буэнос-Айреса до охотхозяйства «Лос-Моллес» добирались на микроавтобусе. Путь долгий, но все равно выходило быстрее, чем дожидаться крайне неудобной стыковки авиарейсов. Прибыли глубокой ночью — в 3 часа. Тем не менее в течение нескольких минут нас расселили, накрыли шикарный то ли завтрак, то ли ужин (не знаю, как называется еда в это время суток, но, поскольку по 100 граммов за приезд выпили, будем считать это все же ужином). «Рулит» лагерем приветливая Ирена, мама трех очаровательных близняшек. А владельцем «Лос-Моллеса» является ее 80-летний отец Родолфо, который прилетел на следующий день из Буэнос-Айреса сам (!) за штурвалом своего самолета.
Гостевые домики оборудованы без роскоши, по-спартански, но все необходимое есть: душ, туалет, газовая печь, электричество, шкафы для одежды. А вот кормили, что называется, «на убой»: знаменитая аргентинская говядина во всех видах, запиваемая не менее знаменитым аргентинским вином.
Предупрежденные побывавшими в «Лос-Моллесе» до нас коллегами, что главная трудность здешней охоты — это борьба с послеобеденной сиестой (иначе пару лишних килограммов точно привезешь), мы попросили выдать нам дробовые ружья и вместо сиесты выходили «за околицу» стрелять мелкую дичь. Так что в промежутках между зверовыми охотами мне удалось добыть порядочно уток, голубей, попугаев, куропаток и зайцев. Копытного же зверья было, кажется, еще больше. «Лос-Моллес», как и многие аргентинские хозяйства, специализируется на благородных оленях, которых там более 3 тыс. особей. Помимо этого очень много европейского кабана, различных видов баранов, среди которых можно назвать эндемика — четырехрогого, европейского муфлона и шотландского, завезенного из Северной Америки, техасского барана Далла, а также есть лани, водные буйволы (всего около 20 видов животных). Поскольку сам я являюсь соучредителем охотничьего хозяйства на Рязанщине, то, как мог, пытался подмечать, какая осуществляется биотехния, каким опытом можно воспользоваться. Увы, никаких биотехнических «прибамбасов» я не увидел. Подкормочных площадок нет, скорее всего, хватает естественных кормов. Разве что солонцы встречаются. А вот селекция ведется очеь жесткая: обнаруженный олень с неправильными, асимметричными рогами подлежит немедленному уничтожению. Нам во время охоты такой встретился, и егерь тут же предложил мне его отстрелять (абсолютно бесплатно).
Также отстреливают животных, запутавшихся в проволочной ограде. Сначала, конечно, стараются выпутать, но если животное ослабло или травмировано — пристреливают. В результате в хозяйстве много зверей с высокими трофейными качествами. «Суперолени», конечно, наперечет и стоят достаточно дорого, но добыча просто хорошего экземпляра с рогами около 10 кг обойдется куда дешевле, чем в Австрии или даже в Болгарии.
Трофейное ценообразование, кстати, довольно любопытное. Если платишь за все по отдельности (daily rate, т. е. «дневная ставка», звери — отдельно), то едва ли не на каждый трофей есть три цены — за «золото», за «серебро» и за «бронзу», которая, по всей видимости, является нижней трофейной планкой. А вот если берешь пакет (я поступил именно так, заранее запланировав добычу 15 различных видов животных), то тогда — как повезет. К оленю с гигантскими рогами, конечно, не подведут, но и другие виды животных хороши по трофейным качествам. Думаю, что добытые нами водный буйвол, пума, четырехрогий кабан, пекари и антилопа гарна (она же блэкбок) попадут в первые строчки книги трофеев московского клуба «Сафари». Так что для трофейщиков в Аргентине — сущий рай.
Охота в Ла-Пампе достаточно комфортная, ходить приходилось не очень много (в день едва ли больше 5 км). Правда, в связи с тем, что я стремился добыть максимум трофеев (кто знает, когда еще удастся сюда попасть), а времени было немного, главный охотовед «Лос-Моллеса» Хуан Карлос, кстати сказать, потомок эмигрантов из Одессы (впрочем, весьма давних, так что по-русски, увы, не знает ни слова), там, где это было воз- можно, заменял подход подъездом.
Впрочем, к одному из оленей, как я уже упоминал, пришлось довольно долго ползти на коленях. Очень интересной вышла охота на водяного буйвола. Главное — обнаружить стадо, а затем определить, есть ли в нем трофейный самец. Нам удалось выследить буйволов только на пятый день охоты. Повезло: стадо находилось на открытом пространстве, и мы отрезали его от леса. Бык пошел в нашу сторону, по-моему, явно не знакомиться. Замечу, что водяной буйвол бывает массивнее капского, а этот даже по меркам водяных был крупный самец.
— Капитан! — крикнул Хосе Карлос, — просто Капитан! Так он пытался в доступной для меня форме охарактеризовать трофейные качества зверя.
— Стреляй!
Вроде я и целился «по месту» (чуть ниже лопатки), и попал в точку прицеливания, а буйвол как шел на нас, так и идет. Я выстрелил еще три раза, второпях, но вроде бы точно. Бык, наконец, остановился, но тут к нему подбежали несколько других буйволов и, подпирая его с боков, стали пытаться поддержать. На нас они при этом смотрели весьма недружелюбно. Я успел перезарядиться и выстрелить еще трижды. Только после этого бык, наконец, упал.
Трофей оказался настолько потрясающим, что Хуан Карлос для гарантии продублировал фотосессию своим аппаратом и настойчиво советовал отправить трофейный лист и фото в книгу рекордов SCI, уверяя, что такого буйвола у них до сих пор не стреляли.
Пуму (кстати, стрелять их можно, а вот вывоз трофеев уже почти год аргентинские власти почему-то запрещают, правда, есть надежда, что скоро запрет отменят) я стрелял ночью из-под фары. Сначала просидел на водопое три вечера до полуночи, но ничего не увидел. Тогда хозяева предложили проехать с фарой, заверив, что у них это — разрешенный вид охоты.
Технология «фаренья» по-аргентински следующая: охотник сидит в кабине, а наверху в кузове с мощной лампой-фарой находится егерь. «Поймав» зверя в свет фары, егерь ее немедленно гасит, затем подает условный сигнал. Открыв стекло, охотник высовывается из кабины. Еще одна, совсем короткая вспышка в том направлении, где был зверь, чтобы приготовиться к выстрелу. После этого егерь наводит луч на зверя, и тут надо стрелять очень быстро.
Пуму нашли отдыхающей на дереве. Я очень боялся промахнуться. Вспышка, выстрел и темнота. Подождали минут 15 и пошли. Причем, что интересно, фонаря у них с собой не было — мой одолжили. Хуан Карлос говорит: «На всякий случай держи карабин наготове». Не пригодилось: прошли чуть больше 100 м и увидели в канаве пуму. Это оказался очень крупный самец весом около 80 кг. Пуля попала точно в сердце. Все остальные животные были добыты в светлое время суток с подхода или подъезда. Дистанция стрельбы всегда была не более 200 м.
Всего за время охоты я, помимо запланированных заранее трофеев, добыл еще дополнительно пекари, козла Хуан Фернандесса, а также поучаствовал в охоте на кабанчиков на мясо. Плюс — упомянутые ранее зайцы и птицы Несколько слов о егерях. Все — очень опытные, работают давно, с клиентами общий язык находят без слов. Языковый барьер у нас был стопроцентный — ни я, ни они не говорили по-английски, испанского я тоже не знаю, как и они, естественно, русского, но взаимопонимание было полное. Но вот что любопытно: оружие они с собой вообще не берут. Это меня слегка удивило. Ладно, добрать капибару или даже оленя просто, но ведь может быть подранок и пумы, и буйвола.
У нас, правда, с подранками проблем не возникло. Опасность пришла с неожиданной стороны. Два моих товарища — Сергей с Валерием — ездили на одной машине. Один больше фотографировал, чем охотился, другой больше созерцал. Стрелять они договорились по очереди и посему один из выданных карабинов решили оставить, резонно посчитав, что обойдутся одним. Карабин из машины убрали, а вот патроны остались. А были они разного калибра. Однажды вышло так, что патроны в магазине и открытой пачке закончились, а подранка все еще надо было добирать, и в суматохе Сергей подал Валерию не тот калибр. Ошибка простительна: производитель — один, пачки по виду — одинаковые, да и размер патрона лишь немного другой.
Однако этого «немного» хватило. Патрон выстрелил, пуля поразила зверя, но капсула порвала днище гильзы, вышла через затвор и обожгла щеку и глаз Валерию Петровичу. Все, к счастью, обошлось без тяжелых последствий. Одной из дополнительных обязанностей егерей является сбор оленьих рогов, которых из-за обилия оленей просто много. Их сдают в мастерские, где делают разнообразные изделия — от мебели и сувенирных люстр до вешалок и рукоятей для ножей.
Помимо зверовой охоты, у нас в программе был еще день охоты голубиной. Она оказалась столь яркой и запоминающейся, что тем, кого мой рассказ сподвигнет на поездку в Аргентину, я искренне советую запланировать на нее хотя бы 2-3 дня.
Охота проходила на полях в 60 км от городка Санта-Роза и 100 км с небольшим от «Лос-Моллеса». Добрались мы туда около 11 утра, и нас сразу начали расставлять на номера. Я поначалу даже слегка напрягся — вот так с бухты-барахты, не осмотревшись, не разведав обстановку… Как оказалось, голу- бей было столько, что никакой разведки не требовалось. И это при том, что самый утренний, самый массовый лет мы пропустили. За первые 30 минут я расстрелял 100 патронов, сбив 32 голубя. После 200 выстрелов был добыт уже 81 голубь — я приспособился и к ружью, и к весьма своеобразному полету. Ружье мне досталось для Южной Америки весьма экзотическое — «Иж». Хозяева, кстати, относятся к нему со справедливым уважением — надежное, с хорошим боем.
Ствол от непрерывной стрельбы нагревался так, что обжигало руки. Тут-то и пригодились упомянутые в начале статьи перчатки.
Битых голубей старались подобрать все — и егеря, и броненосцы, и норки, и кошки, и пернатые хищники. Мы так прониклись этой увлекательной охотой, что даже были готовы проигнорировать организованный хозяевами замечательный пикник.
Мой итоговый результат — 614 голубей на 1000 патронов. У спутников вышло похуже, но в их оправдание должен сказать, что юркий голубь — очень непростая мишень. И мне, конечно, здорово помог опыт спортивной стрельбы.
Хотя на поездку в Аргентину удалось отвести не слишком много времени, посвятить все его исключительно охоте нам показалось неправильным. Экскурсионная часть программы оказалась короткой, но насыщенной. Мы побывали в поселении амишей — выходцев из Голландии, вот уже на протяжении веков сохраняющих строжайшие религиозные запреты. Они живут обособленной жизнью, почти полностью отвергают блага современной цивилизации, не пользуются электричеством, не ездят на автомобилях, храня верность конной тяге, одеваются по моде XIX века. Но при всем при этом вполне приветливы, дружелюбны.
В Буэнос-Айресе мы были совсем недолго. Традиционная программа: прогрулка по центру, шопинг, вечером — великолепное танго-шоу. И здесь не обошлось без приключений. Во время прогулки по Парку Роз на пиджак Сергея покакала птичка. На это указали случайные прохожие, услужливо бросившиеся вытирать следы с пиджака. Вместе с птичьим пометом из пиджака исчез и бумажник. Этот способ «чистки карманов» называется «горчица» и известен полиции минимум полвека. Знали бы воры, что перед ними русские, которые, как известно, не сдаются.
Обнаружив пропажу, наша компания дружно бросилась в погоню и при поддержке отдыхающих скрутила жуликов. Короткая беседа со слегка удивленными полицейскими, после которой составили протокол и вернули нам изъятые деньги, и мы продолжили экскурсию. А на следующее утро улетели домой, полные впечатлений.
Спасибо, «Лос-Моллес»! Обязательно вернусь сюда с друзьями.

Б. Рыбаков

Добавить комментарий