Search

Рубрики блога

изучаю водоем

Почему я продолжаю учиться.

Содержание

В статье, написанной от первого лица рассказано о том, как автор, изучал водоем, как он учился на нем ловить, каких успехов добился, с какими трудностями столкнулся

В наше время не учиться невозможно. Даже на рыбалке. Способов лова – множество.
Но в некоторых местах ловить можно только поплавочной удочкой. В нынешние времена, когда специализация удилищ провозглашается производителями, как панацея выбрать себе новое удилище я затрудняюсь.

Производители в интернете рассказывают нам о маховых и карповых, штекерных и фидерных удилищах. На картинках цветастых каталогов улыбающиеся супермены вытаскивают из воды полуметрового лосося или пятнистую форель. И снова мелькают малознакомые термины джерковый или нахлыстовый спиннинг, троллинг и кастинг…
Иногда, прочитав что-то чувствуешь себя слабоумным дурачком. А иногда начинаешь в это верить.
Начинаешь подбирать себе удилище и вдруг обнаруживаешь, что мир каталогов абсолютно не связан с реальным миром. В магазинах ничего похожего на экземпляры из каталога в наличии не присутствует. Продавец смотрит на тебя как на иностранца, когда ты начинаешь расспрашивать его об интересующей тебя модели удилища.
В итоге идешь на рынок, покупаешь что-то малопонятное, руководствуясь критериями блондинки в выборе смартфона: интуиция, длина, вес и внешний вид. Ну еще и цена. Глупо, конечно…

Но с другой стороны пока эти китайские бланки неплохо отрабатывают на наших водоемах. Не настолько крупная рыба у нас водится, чтобы быть привередливым. На некоторых водоемах, таких, как водохранилища от удилища потребуется длина, гибкость и большие кольца – свойства хорошего матчевого или болонского удилища. В других местах, таких, как старицы с заросшими берегами от удилища потребуется совсем другие качества, такие как короткая длина, жесткость и, опять-таки, усиленные большие пропускные кольца.

На некоторых водоемах ловля таким удилищем – это единственная доступная возможность лова. Нет, есть, конечно, места на лесных озерах, где забрасывать можно и на большие дистанции.
На старице, которую я облюбовал в последние годы, я пробовал ловить на разных дистанциях. И обнаруживал странную особенность этого водоема. На длинных дистанциях глубины плотно обложила уклейка. Она клюет на любую насадку, не давая опуститься ей на дно.

Выглядит это так. Всплеск, разбегающиеся по воде круги, поплавок не встает. Он дергается, плывет в сторону, но не тонет и не встает. Подсечка – на крючке бьется уклейка: серебряная небольшая рыбка.
Один раз я испытал свое терпение. Попробовал половить именно уклейку. Поймал сто двенадцать штук, пока рука не устала. Все-таки длинные удилища, продаваемые в наших магазинах достаточно увесисты.
Нашел я другое место для дальнего заброса, с большой глубиной. Здесь ситуация оказалась хуже. На глубинах стоял плотной стаей горчак. Кто не знает, рыбка с голубоватым отливом, маленькая, чем-то похожая на прудового выродившегося в мелкую особь карасика.

В тех местах горчак клевал красиво и уверенно. Поплавок медленно поднимался. Затем следовала сильная потяжка и я, уверенный, что клюет в худшем случае подлещик, с удивлением обнаруживал на крючке едва различимую рыбешку.

Изучив эти два места, я стал сильно сомневаться в достоинствах водоема. Ну не мог я поверить, что глубины здесь заняты мелочью. А вы бы поверили?

Дальше я начал обследовать места с глубинами от одного до полутора метров глубиной. Они располагались в местах, где в старицу впадают достаточно полноводные ручьи и еще в месте, где небольшой поток, прорывался сквозь камыш и покидал старицу. В этом месте было небольшое течение. На поверхности мирно шевелила хвостами стайка некрупной уклейки. Но, похоже, в том месте она отдыхала. К забросам уклейка оставалась равнодушной. Наживка мирно достигала дна, поплавок медленно сносило на слабом течении. Со дна брала только средних размеров плотва.
Плотву ловить было интереснее. На этом месте я провел несколько рыбалок. В один прекрасный день я разложился на любимом месте, но клева почему – то не было. Не работала прикормка. Постоялица уклейка куда-то подевалась. Загадка, которую разрешил появившийся через час местный житель. Он, не обращая на меня внимания, залез в воду в полутора метрах от меня и достал из воды «телевизор». В водоеме, судя по его улову, присутствовали хорошая плотва, подлещик, окунь, та же уклейка и даже небольшой сомик.

Хотелось настучать ему по наглой, пропитой роже, но рядом ЕГО деревня. Про жителей этой деревни я слишком многое слышал. Это был коллектив единомышленников. Конечно, они не любили друг друга, хотя все состояли в какой-то степени родства. Но своих обижать не давали. Перед лицом опасности несколько браконьеров запросто могли пустить в дело оружие: от штакетин до вполне реальных обрезов. Соседствующие дачники настоятельно не рекомендовали связываться с «местными». Тем более, что со мной был только охотничий нож.
Мысленно показав наглому местному средний палец, я смотал снасти и переместился на другое место в метрах ста от вытаскивавшего второй телевизор наглеца.

Промер глубины разочаровал. Глубина в новом месте не достигала даже метра. А поскольку до автобуса, на котором я планировал вернуться домой, оставалось еще четыре часа, развернул я снасти, выставил глубину.
Нашел пару окон и забросил наживку. Дальний заброс делать было не возможно. Вот тогда и пригодились короткие удилища. Но даже их можно было закидывать исключительно сидя на берегу. Короче , забросил я, и прилег на теплый берег.

Поплавки на близких расстояниях хорошо просматриваются. Потому, когда один из поплавков начал пускать по воде небольшие круги, я насторожился. Рука легла на комель удилища, мышцы напряглись. Под водой кто-то пытался съесть пучок мотыля. Неактивно, а может быть осторожно, выкладывал он поплавок. В конце концов, когда поплавок все-таки улегся, я подсек.

Удочка изогнулась дугой, но расстояние от берега было небольшим, я даже фрикцион не ослаблял. Просто подтянул рыбу поближе к берегу и взял ее в подсак. Подлещик, грамм шестьсот.
Как говориться, пойман на короткой дистанции.

Эта поимка перевернула мои представления о водоеме. Я вдумчиво прикормил место, перед отъездом, поймав в тот день еще несколько неплохих подлещиков на том же расстоянии от берега.

На следующую рыбалку я ехал с уверенностью, что обязательно возьму что-нибудь покрупнее.
Старица жила своею жизнью. Место прикормленное было свободным. Я разложился. Снарядил одну удочку перловкой, а другую червем. Это для того, чтобы разобраться с пристрастиями рыбы. К тому моменту я испытал в условиях водоема мотыля, опарыша, ручейника, сочетания этих наживок.

Если верить теории, светлые приманки на темном дне должны больше привлекать внимание рыбы, но чистый опарыш вызывал интерес только у мелкой уклейки. А вот мотыль соблазнил в прошлую рыбалку подлещика.
Первая поклевка последовала все-таки на червя. Поплавок наклонился и уверенно пошел в заросли кувшинок. Подсечка, в подсачке оказался золотой карась, граммов на триста. Карась в моих уловах до сей поры на этом водоеме не приключался.

Я сменил червя и через минуту поймал еще одного такого же карася. Последовал активный клев, в течение которого я поймал еще пять таких же карасей. Потом наступила тишина. На перловку клева не было.
Пришлось попробовать сочетания перловки с животными насадками. Сработало сочетание с тем же червем. Поклевка подсечка – карась.

Это был карасевый день. Последнего карася я поймал перед самым отъездом. Поводка, подсечка…
Но на этот раз карась был крупнее, он рванул в заросли кувшинок. Вытянуть его оттуда не удавалось. Крепкие поводки удерживали его среди кувшинок. Было видно, как он притапливает лист одного из подводных растений. Уйти он не мог, а я не мог вытянуть его, не намочившись.

Надо отметить, что дно водоема илистое, а ил довольно глубокий. Залезть в воду просто, а вот удастся ли самостоятельно – большой вопрос.

Я не сразу заметил проплывавшего мимо на лодке местного. Он присмотрелся к ситуации и предложил помощь.
Он и взял карася в собственный подсак.

– «Карась?» – Глаза его округлились. – «Здесь?»

На следующей рыбалке место оказалось безнадежно испорчено. Камыш и кувшинки были кем-то заботливо выкошены. Вместо окон зияла просека шириной около полутора метров. В глубине просеки белели поплавки «телевизора».

Выть хотелось. Но я опять сдержался. Просто опять сменил место. Далеко ушел. Место перед уходом маскировал. Рогатки прятал, ветки в воду опускал. Главное, я знал, что начинаю понимать этот водоем. Я начинаю понимать повадки, живущей здесь рыбы. Я учусь ловить ее.

Можете мне поверить, хороший рыбак всегда учится. Он изучает новые оснастки способы их применения. Он изучает водоем. Если он сможет на каждой рыбалке научиться чему-то для себя новому, он будет с уловом. Если нет, то будет сетовать на сторонние факторы.

Не думаю, что рыбак – это коллекционер рыболовных принадлежностей. Рыбак – это следопыт, который все время чему-то учится. У природы, у рыбы, у других рыбаков, всегда и везде.

Добавить комментарий